15:16 

1.#Sabriel

«Мы сыграли наспех свадьбу в церкви в присутствии еще одной женатой пары, причем трое из четырех присутствующих не должны были бы вообще существовать». 
Sgt.Muck
Край у коричневой глиняной чашки, которую Сэм держал в руках, был приятно шершавым, и горький вкус травяного настоя мягко стекал по губам Винчестера. В таком расслабленном, почти безразличном состоянии он мог допустить, чтобы капля зеленоватой жидкости соскользнула ему на подбородок, на руку, затекая в рукав.

Габриэль назвал это место воображаемым островом, как у йогов - место пребывания сознания во время медитации. Лёгким прикосновением тёплых пальцев к виску он отправил их обоих сюда, а теперь сновал у стены, перемежая гладкие бока склянок в руках. В общей обстановке чувствовалось явное влияние Скандинавии: небо над головой было даже не жемчужно-серым, а странного прозрачно-пыльного цвета, и изредка чёрные нити ветвей резали воздух; всюду был камень - это странное сооружение состояло из цельной каменной стены, имеющей форму дуги, и выставленных по кругу колонн из тёмного зернистого камня, покрытого трещинами. И зелёный, живой и удивительно яркий мох, покрывающий мягким изумрудом большую часть поверхности. На той цельной стене было множество полок, вырубленных в камне; что на них ещё стояло, кроме бесчисленных бутылочек, баночек и прочего, Сэм разглядеть не мог. У той же стены тяжело облокотился плоский сверху белый валун, исполнявший роль стола. За ним сейчас и колдовал Гейб, обещая напоить чем-то невероятно вкусным.
Но сейчас Сэм не мог отвести взгляда от туманной, выстланной коричневыми листьями долины, от скудного и холодного пейзажа, в котором Винчестер чувствовал себя невероятно спокойно.

Чашка быстро опустела: Сэму нравился холодный, горький отвар. Похоже, что это была полынь.

- Это всё - одна большая галлюцинация? - спрашивает Сэм, удивляясь собственной безэмоциональности, - Я окончательно сошёл с ума?

Габриэль на секунду замер, неловко вытянув руку над горлышком бутылки, а потом всё же перехватил её пальцами и начал считать капли, негромко отвечая Винчестеру.

- Это не реальность, если ты это хочешь понять, - голос Гейба до него доносится как будто бы ветром, - здесь всё основано на моих ощущениях, воспоминаниях. В этот раз мы точно воспринимаем мир абсолютно одинаково, потому что ты видишь этот мир, - и архангел как будто обвёл его глазами, бросая взгляд в сторону, - как его вижу я. Если мне нравился вкус полынного настоя - а я его пил литрами, благо, можно - то и ты его будешь пить. Если я помню, что серое небо - это покой, то и ты успокоишься.

- Повернись. - слова жёсткие, звучат как приказ, и архангел замирает, судорожно поводя плечами. Это не требование, просто в этом мире просьба "доверься мне", сказанная без чувств, выглядит именно так. Сэм не тратит времени на долгие объяснения, что раз уж Габриэль доверяет ему своё видение мира, то он может идти до конца. Сэм просит о последнем подтверждении их близости, об открытии честного мнения о себе.

Песок скрипит под подошвами, когда архангел разворачивается, опираясь руками назад на стол и чуть опуская голову. Сэм скользит взглядом по двум рыжеватым прядям вокруг лица до глаз. Он смотрит на кипящее золото во взгляде Габриэля и впитывает в себя все увиденные им синяки, рубцы и ожоги. На внутренней стороне руки они словно бы складываются в сложный орнамент, так неестественно пропорционально раскиданные по коже. Габриэль кусает губы и непохож на Трикстера в его обычном представлении, однако он не кажется Сэму слабым.

Нет, ни в коем случае не слабым. Каждый шрам говорит о том, что ещё одно сражение пройдено, что его путь лежал через тернии, и, несмотря на то, что до звёзд можно и не дойти, он продолжает пробираться вперёд. Эта рыжина, она кажется Сэму отблеском огня, чьим богом Габриэль некогда притворялся: огонь ему наверняка тоже приходилось проходить, и не раз.

Взглядом Винчестер приветствует нового Габриэля перед собой.

Архангел подходит к нему, тщетно разыскивая хоть каплю отвращения на ясном лице. Он садится напротив, отводя в сторону руку с чашкой, и целует Сэма, просто касаясь губами губ. Винчестер почти слышит его "Я кое-что тебе покажу."

По нервам пробежал электрический заряд, с силой ударяя по нейронам мозга. Сэм мог почувствовать это, как сталкиваются и передают энергию частицы, одновременно отмечая температуру воздуха около их губ и собственное всезнание. Прошла всего секунда, а его мозг успел переработать невероятное количество информации, быстро освободившись от ощущений физических. Теперь он ощущал, нет, был сияющей пульсацией, существующей вне времени и замкнутой в хрупкий каркас плоти, и был полон вибрации, восходящей от самых недр окружающей его огромной вселенной до недостижимых высот, и всё это - границы его сознания, всеобъемлющего и единого со всем миром. Он чувствовал, что из единственной крохотной точки становится всем и везде, посягая на концепцию Бога, знал, что он не один в этом - пусть и не разделял себя более с Габриэлем.

Когда поцелуй разорвался, Сэм ожил от оцепенения, прерывисто и испуганно дыша. Странно было возвращаться в пределы пяти чувств, когда только что прожил всё существующее время за несколько секунд. Однако Габриэль был рядом, Габриэль гладил его по руке кончиками пальцев и смотрел в глаза с восторженным пониманием того, что сейчас видел Винчестер.

- Я чувствую это каждый раз. - и архангел не может сдержать полуулыбки, отчего все его раны несколько бледнеют. Сэм что-то вдруг понимает и проводит пальцами по синяку на плавной линии скулы Габриэля. Это смотрится комично, но увечья пропадают под несуразно большими по сравнению с лицом архангела руками.

Надо как-то отвлечься на пару секунд, чтобы пережитое улеглось. Сэм обнаруживает под пальцами чашку, и чувствует на ней трещину. Габриэль ласково смотрит на него, и возвращается к своим травам, а Винчестер разглядывает треснувшую маску, искусно вылепленную на боку чашки.

URL
   

Ftagn. Восстание Слэшера.

главная